Какие резцы являются наиболее вариабельными нестабильными зубами

Обновлено: 28.09.2022

Биоархеология была термином, впервые определенным Грэмом Кларком, британским археологом в 1972 году. Если раньше наука в большей степени изучала останки животных,то теперь связана с археологическим изучением человеческих останков. Биоархеология сочетает в себе несколько дисциплин: палеодемография, демографическое изучение древних популяций, палеогенетика, генетика палеонтологии и исследования покойницкой, экспертиза и изучение умерших останков. Анализ зубов — это как раз и является областью биоархеологии — так называемой антропологией зубов.

Одним из самых известных зубных антропологов можно по праву назвать профессора Дебби Гуателли-Штайнберг из Университета штата Огайо, которая изучает окаменелые зубы, чтобы ответить на вопросы об истории жизни, росте и рационе приматов и наших человеческих предков, а также об отношениях между различными видами. В своей книге « Что зубы говорят об эволюции человека» она дает широкий обзор того, что ученые узнали о наших предках, изучая окаменелые зубы.

Антропологи узнают много нового о первых людях и наших предках, изучая зубы. Одна из причин, по которой зубы дают так много информации, заключается в их доступности. Зубы являются наиболее сохранившимися остатками скелета, найденными в окаменелостях. Они маленькие и очень минерализованные, что делает их устойчивыми к разложению и способными сохранять свои первоначальные качества. Зубы человека могут помочь антропологу оценить, сколько лет останкам, диете, которую съел человек, дать анализ общего состояния здоровья и даже, возможно, рассказать им о культурных ритуалах человека.

Например, исследователи изучают структуру зубов, таких как выпуклости и бороздки, чтобы увидеть, как различные виды приматов и древних людей связаны друг с другом. Кроме того, поскольку масштаб развития зубов связан с общим развитием у большинства животных, исследователи могут использовать зубы, чтобы определить, сколько времени понадобилось людям разных видов, чтобы вырасти до зрелого возраста. Исследователи могут изучить степень износа окаменелых зубов, чтобы получить очень приблизительную оценку того, сколько лет было взрослому человеку, когда он умер; чем больше износ по сравнению с остальным населением, тем старше останки на момент смерти.

Исследование микроскопической структуры зубов дает информацию о жизни и деятельности людей, живших несколько веков назад. При недостатке витамина D образуются нарушения в слоях дентина — твердой ткани зуба, расположенной под эмалью. При этом нарушения позволяют в последующих анализах прочитывать информацию подобно той, которую мы узнаем благодаря годичным кольцам в деревьях.

И, конечно же, многое можно узнать о диетах. Микроскопическое изнашивание жевательных поверхностей зубов позволяет предположить, какую пищу ел человек. Микроизнашивание на зубах — это крошечные следы, которые можно увидеть только под микроскопом. Эти маленькие царапины могут показать способы, которыми зубы жевали мясо, растения и другие продукты питания. Млекопитающие имеют четыре основных типа зубов: резцы, премоляры, моляры и клыки. У плотоядных животных длинные клыки, которые работают как ножницы, чтобы порвать мясо. Травоядные имеют большие плоские коренные зубы и премоляры с острыми гребнями для размола растений. У всеядных есть множество зубов, которые позволяют им рвать и рвать мясо, а также ломать растения, семена и орехи. Кариес может подтвердить историю диеты с высоким содержанием углеводов. Гипоплазия эмали, показывает, что у останков была плохая диета или питание.

«Для разных видов пищи могут потребоваться разные способы сближения зубов. Когда это произойдет, пища отметит зубы по-разному, в зависимости от ее свойств», — сказала Гуателли-Штейнбер.

Химический состав самих зубов показател ен. Ученые могут определить стабильные изотопы и микроэлементы в окаменелых зубах, чтобы определить рацион человека.

Как узнать возраст

Ископаемые зубы с разной степенью изношенности.

Большая часть собственных исследований Гуателли-Штейнбер была сосредоточена на использовании моделей роста зубов для оценки того, какой была жизнь исследуемых людей.

«Рост зубов нарушается в периоды серьезных физических нагрузок, таких как болезнь или голод, поэтому зубы могут пролить свет на испытания, с которыми столкнулись наши предки».

Еще одним полезным источником знаний о росте служит з убной камень — форма закаленного зубного налета и одна из наиболее распространенных проблем со здоровьем зубов. Увеличение налета на человеческих зубах может помочь рассчитать возраст останков. Так же и с прорезыванием зубов. Поскольку оно происходит в определенных возрастных диапазонах, количество и тип прорезавшихся зубов может помочь определить возраст на момент смерти.

Совсем недавно Гуателли-Штейнберг использовал относительно новый метод изучения окаменелых зубов для изучения роста периодов древних людей. Техника, впервые внедренная антропологом Таней Смит, называемая рентгеновской синхротронной микротомографией, использует специализированный аппарат для визуализации зубов без необходимости их разрезать. Это позволяет исследователям создавать виртуальные срезы ископаемых зубов, чтобы увидеть периоды роста, или когда рост был прерван, с погрешностью всего в несколько дней.

В исследовании 2004 года Гуателли-Штейнберг и еt коллеги использовали сканирующий электронный микроскоп, чтобы сравнить окаменелые зубы неандертальцев с зубами современных инуитов или эскимосов. Исследователи искали крошечные дефекты — горизонтальные линии и углубления в зубной эмали, которые указывают на то, что люди испытывали стресс. Результаты показали, что жизнь неандертальцев не сильно отличалась от жизни современных эскимосов, и уж тем более не была более стрессовой. В то время эта находка бросила вызов традиционному представлению о жизни в доисторические времена.

Кто мы и откуда

Зубы очень много говорят о месте проживания человека. Можно даже проследить путь его миграции. Но для этого понадобится щелочноземельный металл под названием стронций. Элемент имеет сходные физические и химические свойства с кальцием.

Элемент меняется в зависимости от географического положения. Исследователи собирают образцы стронция из почвы, растений и животных, чтобы определить характерные особенности местности. Затем они сравнивают значения изотопов стронция в зубной эмали с местным диапазоном, чтобы выяснить, этот человек вырос здесь, или в другом месте. Для этого поверхность зуба очищается и извлекается от 10 до 20 миллиграммов эмали. Затем эмаль измельчают, растворяют и очищают химически перед обработкой для измерения изотопного соотношения элемента.

Человек современный

Эволюция человеческого черепа.

Но какие бы тайны не хранили зубы предков, нас больше интересуют свои собственные зубы и как они приспособлены к современному миру с точки зрения эволюции. И приспособлены ли вообще. На этот вопрос Гуателли-Штайнберг отвечает категорично — нет. И если бы не современная стоматология, то ситуация была бы совсем плачевная.

«У нас есть зубы, которые были приспособлены к диете, совершенно отличной от той, которой мы следуем сегодня. По крайней мере, в западных обществах».

В книге она отметила, что 99% эволюционной истории людей было потрачено на еду, на которую охотились или собирали. Наши современные диеты из мягкой, обработанной и сладкой пищи не похожи на то, под что веками адаптировались наши зубы.

«Такие проблемы, как кариес и накопление зубного налета, сегодня чрезвычайно сильно усилились. Естественный отбор плохо подготовил нас к тем видам пищи, которыми мы питаемся сегодня».

В дополнение к гораздо более высоким показателям кариеса и зубного налета современные люди гораздо чаще имеют смещенные зубы, которые требуют ортодонтического лечения или хирургического вмешательства.

«Мягкие диеты не стимулируют рост челюсти, от чего и страдают наши зубы. Особенно зубы мудрости. Фактически, это произошло сразу после промышленной революции. Давление на зубы мудрости увеличилось в 10 раз».

Интересно, что скажут антропологи будущего о наших зубах. Об эпохе, когда многие люди инкрустируют зубы драгоценными камнями, или золотом, меняют их форму, а некоторые просто удаляют.

«Можно только фантазировать о том, к каким выводам придут ученные, изучая наши зубы».

Типы зубов. Разновидности зубов.

В зависимости от формы и функции зубы постоянного прикуса разделены на 4 типа: резцы, клыки, премоляры и моляры. Постоянных зубов 32, по 16 в верхнем и нижнем зубных рядах. В каждой половине, зубного ряда на верхней и нижней челюстях симметрично расположены 2 резца, 1 клык, 2 премоляра и 3 моляра.

Резцы. Характерными особенностями строения резцов являются одиночный корень и уплощенная в вес-тибулолингвальном направлении коронка, заканчивающаяся на окклюзионной поверхности режущим краем. Вестибулярная поверхность коронки выпуклая, лингвальная — вогнутая с одним или несколькими бугорками в пришеечной области. Наиболее широкая коронка — у верхних центральных резцов, самая узкая — у нижних центральных. Эмалево-цементная граница на вестибулярной и язычной поверхностях обращена выпуклостью в сторону корня, на аппрокси-мальных — в сторону режущего края. Резцы расположены во фронтальном отделе рта и предназначены для откусывания пищи без применения сильного давления.

Клыки. Клыками называются четыре зуба (по два в каждом зубном ряду), расположенные по углам зубной дуги. Основной функцией клыков человека является отрыв плотных, твердых частей пищи от куска, когда требуется применение силы.

виды зубов

Коронка клыка более мощная, чем у резцов, с одним хорошо развитым бугром по режущему краю. Единственный корень клыка — самый длинный в зубном ряду. Благодаря своей мощной коронке, длинному корню и расположению в зубной дуге клыки считаются самыми стабильными во рту.

Премоляры (малые коренные зубы). Располагаются позади клыков и несколько похожи на них, имеют по два бугра и предназначены для захватывания и разрывания пищи. Они также имеют более широкую поверхность для растирания пищи. Для них характерны призматическая, сдавленная медиодистально коронка и одиночный корень (за исключением первого верхнего премоляра, у которого два корня). В молочном прикусе премоляров нет.

Моляры (большие коренные зубы). Располагаются позади премоляров по три в каждой половине зубных дуг. Они обозначаются как первый, второй и третий моляры. Третий моляр имеет еще одно название — зуб мудрости. Иногда он может отсутствовать. Моляры служат для размельчения, растирания пищи, что требует приложения большой силы. Коронка у них крупная, с большой жевательной поверхностью, имеющей от трех до пяти бугорков, а корней у верхних моляров — три, у нижних — два. У верхних моляров щечные бугорки выступают больше и более заострены, чем язычные, которые выступают немного меньше и заметно округлены. У нижних моляров, наоборот, щечные бугорки низкие и тупые, а язычные больше выступают и заострены.

Величина моляров постепенно убывает от первого к третьему, жевательные поверхности коронки и длина корней уменьшаются. Последние все больше сближаются, у третьего зуба иногда срастаясь вместе.

Малые коренные зубы

Малые коренные зубы, dentes premolares, по четыре на каждой челюсти расположены тотчас же за клыками. Первый расположен мезиально, а второй дистально. Характерно присутствие на поверхности смыкания коронки двух бугорков зуба, tuberculum dentale. Поэтому эти зубы называются двухбугор-ковыми — dentes bicuspidati. Из бугорков один вестибулярный, другой — язычный. Корень одиночный, но раздваивающийся в большинстве случаев на первом верхнем премоляре; он уплощен в переднезаднем направлении.

Первый верхний малый коренной зуб. Вестибулярная поверхность корон-ки походит на такую же поверхность клыка. Жевательный край ее состоит из мезиального и дистального отрезков, сходящихся на верхушке щечного бугорка. Мезиальный отрезок чаще всего длиннее и, как правило, идет почти горизонтально; дистальный спускается более круто. От бугорка на щечную поверхность спускается валик, ограниченный продольными бороздками. Признак кривизны коронки обратный. Язычная поверхность коронки уже щечной, более выпукла и более закругленно переходит в язычный бугорок. Контактные поверхности ее почти четырехугольны и слегка выпуклы. Наибольшая выпуклость находится в щечной половине поверхности у окклюзиаль-ного края и служит для контакта с соседними зубами. Поверхность смыкания имеет трапециевидную форму; щечный бугорок на ней несколько выше язычного. Корень сжат в мезиодистальном направлении. Аппроксимальные поверхности его имеют по глубокой продольной борозде и переходят без резких границ в язычную и под углом в вестибулярную поверхности. Больше чем в половине случаев в области верхушки отмечается раздвоение корня.

Второй верхний малый коренной зуб, как правило, меньше первого. Разница по форме между ними незначительна. Щечный бугорок у второго премоляра выражен слабее, чем у первого. Корень конусовиден, в большинстве случаев одиночен. На контактных поверхностях его видны глубокие борозды. Канал корня может быть одиночным или раздвоенным.

Для отличия первого верхнего малого коренного зуба от второго пользуются несколькими признаками: у первого зуба щечный бугорок выше язычного; корень значительно сдавлен и чаще всего раздвоен; у второго — он конический и может расщепляться только у верхушки; бугорки коронки стоят почти на одном уровне. У первого зуба вестибулярная поверхность коронки треугольна и напоминает соответствующую поверхность коронки клыка чаше, чем у второго малого коренного зуба.

Первый нижний малый коренной зуб. Нижние малые коренные зубы отличаются от верхних тем, что они меньше и обладают шаровидной коронкой, имеющей на поперечном разрезе очертание круга. У первого премоляра вестибулярная поверхность коронки наклонена в язычную сторону; язычная поверхность уже и ниже вестибулярной; контактные поверхности выпуклы и слабо конвергируют в сторону шейки. Наибольшие выпуклости находятся в области контакта с соседними зубами. На поверхности смыкания коронки язычный бугорок значительно меньше щечного, и потому эта поверхность поката в язычную сторону. Корень прямой, редко бывает искривлен, окружность его ровная, вследствие чего при удалении зуба можно прибегать к ротации. Из признаков зубов лучше выражен признак корня.

Второй нижний малый коренной зуб. Коронка его несколько больше, чем у предыдущего. Ось коронки с осью корня образует угол, открытый в сторону дна полости рта. Поверхность смыкания коронки четырехугольна и слегка поката в сторону дна полости рта. От борозды, отделяющей щечный и язычный бугорки, могут отходить добавочные борозды, и тогда будет 3-бугорковый зуб. Благодаря такой форме коронки малые коренные зубы размельчают и раздробляют пищу. Корень имеет более коническую форму, чем у первого нижнего малого коренного зуба. Кроме того, он массивнее и длиннее. Все признаки стороны зуба выражены отчетливо.

Анатомия: Зубы. Развитие зубов. Строение зуба. Сроки прорезывания молочных зубов
Анатомия: Зубы. Развитие зубов. Строение зуба. Сроки прорезывания молочных зубов
Анатомия: Зубы. Развитие зубов. Строение зуба. Сроки прорезывания молочных зубов

Большие коренные зубы

Малые коренные зубы, dentes premolares, по четыре на каждой челюсти расположены тотчас же за клыками. Первый расположен мезиально, а второй дистально. Характерно присутствие на поверхности смыкания коронки двух бугорков зуба, tuberculum dentale. Поэтому эти зубы называются двухбугор-ковыми — dentes bicuspidati. Из бугорков один вестибулярный, другой — язычный. Корень одиночный, но раздваивающийся в большинстве случаев на первом верхнем премоляре; он уплощен в переднезаднем направлении.

Большие коренные зубы, denies molares, расположены по шести на каждой челюсти и уменьшаются в своем размере спереди назад: первый самый большой, третий самый малый. Этот последний прорезывается поздно и носит название зуба мудрости, dens serotinus. Форма коронки кубовидная, поверхность смыкания ее более или менее квадратная, приближается у верхних зубов к ромбовидной, имеет три или более бугорка. Такая форма коронки определяет функцию больших коренных зубов — растирать пищу. Верхние большие коренные зубы имеют три корня, из них два щечных и один язычный; нижние — только два к о р н я — передний и задний. Три корня зубов мудрости могут сливаться в один конической формы. Для этой группы зубов характерен признак кривизны коронки.

Первый верхний большой коренной зуб. Коронка массивна, поверхность смыкания ее имеет форму ромба, длинная диагональ которого идет косо от переднещечного пункта поверхности к дистальноязычному пункту. Четыре бугорка этой поверхности отделены друг от друга тремя бороздками, образующими форму буквы «Н». При этом мезиальные бугорки — щечный и язычный — крупнее, чем дистальные. Язычная поверхность коронки уже вестибулярной и более выпукла; контактные поверхности более выпуклы у жевательного края — места контакта зубов. Зуб имеет три корня: два щечных (медиальный, более длинный, и дистальный) и один язычный.

Второй верхний большой коренной зуб меньше первого. По внешнему виду и характеру поверхности смыкания коронки различают несколько вариантов этого зуба.

Наиболее частый вариант: на поверхности смыкания коронки имеется три бугорка — два щечных и один язычный. Поверхность смыкания имеет форму треугольника, верхушкой обращенного в язычную сторону.

Второй вариант — на поверхности смыкания имеется 4 бугорка и зуб похож на первый большой коренной зуб. В таком случае второй верхний большой коренной зуб отличают от первого по положению корней: у первого язычный корень располагается против промежутка между двумя щечными корнями; у второго же язычный корень стоит против мезиального щечного корня и может даже с ним сливаться.

Третий вариант (редкий) — коронка трехбугорковой формы, причем бугорки располагаются в один ряд, косо пересекающий зубную дугу. Вся коронка узкая сплюснутая.

Три корня второго верхнего большого коренного зуба короче корней предыдущего зуба. Они часто искривлены и могут сливаться; чаще сливается язычный корень с передним щечным.

Третий верхний большой коренной зуб. Из моляров наименьший, форма коронки его очень изменчива. Чаще она имеет 3 жевательных бугорка — 2 щечных и 1 язычный. Количество бугорков может быть больше или меньше. Зуб имеет 3 к о р н я, но все они чаще всего сливаются вместе и образуют тупой конусовидный стержень, с продольно проходящими бороздами на месте слияния. Нередко этот зуб или совсем не развивается, или не прорезывается.

Первый нижний большой коренной зуб. Коронка имеет форму куба. Поверхность смыкания квадратная, на ней расположено 5 бугорков: 2 язычных, 2 щечных и 1 дистальный. Щечные бугорки массивнее и ниже язычных, дистальный — мал. Хорошо выражен скат поверхности смыкания в дисталь-ную сторону. На поверхности смыкания проходят 2 борозды, поперечная и продольная, образующие при своем пересечении крест. Поперечная борозда,проходящая между двумя щечными бугорками и двумя язычными, спускается своими концами на язычную и вестибулярную поверхности коронки. Продольная борозда отделяет щечные бугорки от язычных. Дистальный бугорок коронки занимает ее задний отдел в щечной половине. Зуб имеет два корня: медиальный (более широкий) и дистальный. Из признаков зуба хорошо выражены два: признак кривизны коронки и признак корня.

Второй нижний большой коренной зуб похож на первый. По величине он меньше, коронка правильной кубической формы. На поверхности смыкания ее находятся 4 бугорка. Корни такие же, как у первого большого коренного зуба. Все признаки сторон зуба выражены отчетливо.

Третий нижний большой коренной зуб подвержен значительным вариациям. Он меньше второго нижнего моляра, на поверхности смыкания коронки имеет 4 или 5 бугорков. Корней обычно два, но они могут сливаться на большем или меньшем протяжении, образуя 1 корень в виде конуса. Нередко наблюдается значительное искривление корня, преимущественно в дисталь-ную сторону.

Резцы, dentes incisivi, по четыре на каждой челюсти, имеют коронку в форме режущих долот, которые разрезают пищу неподходящего размера. Коронка верхних резцов широкая, нижних вдвое уже. Корень одиночный, у нижних резцов с боков сдавлен. Верхушка корня отклонена несколько латерально.

Верхний медиальный резец самый большой из группы резцов. Губная поверхность его коронки выпукла в поперечном и в продольном направлениях. Она имеет 3 небольших продольных валика, из которых каждый заканчивается на жевательном крае зубчиком. По обе стороны от срединного валика находится по одному продольному углублению. Язычная поверхность коронки вогнута в продольном и поперечном направлениях.

В шеечном отделе она имеет бугорок, tuberculum dentale, От которого отходят валики, направляющиеся по дистальному и мезиальному краю язычной поверхности к жевательному краю зуба. Из 3 признаков зуба наиболее выражен признак кривизны коронки. Корень конической формы и длиннее коронки; боковые бороздки на нем выражены слабо. Он имеет 3 поверхности: губную и две аппроксимальные.

Верхний латеральный резец меньше медиального резца, от которого отличается следующими особенностями: на губной поверхности коронки нередко имеется срединная продольная бороздка, по обе стороны которой на режущем крае нестертых зубов находится по одному небольшому бугорчатому возвышению. На язычной поверхности боковые валики обычно лучше выражены, чем у медиальных резцов. Часто на этой поверхности находится углубление, расположенное окклюзиально (ниже) от зубного бугорка.
Мезиальная поверхность длиннее дистальнои и переходит в режущий край почти под прямым углом, тогда как дистальная образует при этом значительное закругление. Хорошо выражен признак угла коронки. Корень короче, чем у медиального резца, сдавлен в мезиодистальном направлении; в большинстве случаев он прямой, имеет боковые бороздки. Дистальная поверхность его более выпукла, чем мезиальная.

Медиальный и латеральный нижние резцы. Нижние резцы самые маленькие в обеих челюстях. При этом медиальный резец меньше своего дистального соседа. Оба зуба имеют характерные для всех резцов признаки. Коронка их имеет наиболее типичную форму долота. На передней поверхности она слегка выпукла в продольном направлении и уплощена в поперечном, на задней — вогнута в продольном и уплощена в поперечном направлении. Валики выражены слабо и иногда отсутствуют. Корень значительно уплощен.

У медиального резца отсутствуют признаки кривизны угла и корня. Для отличия правого медиального резца от левого имеет значение лучше выраженная латеральная продольная бороздка на корне.

У латерального резца коронка шире, чем у медиального, и корень более массивен. При этом у данного зуба достаточно отчетливо выражены признаки угла и корня и слабо — кривизны.

Анатомия: Зубы. Развитие зубов. Строение зуба. Сроки прорезывания молочных зубов
Анатомия: Зубы. Развитие зубов. Строение зуба. Сроки прорезывания молочных зубов
Анатомия: Зубы. Развитие зубов. Строение зуба. Сроки прорезывания молочных зубов

Клыки

Клыки, dentes canini, по два на каждой челюсти, имеют длинный одиночный корень, сдавленный с боков и имеющий боковые бороздки.
Коронка имеет два режущих края, сходящихся под углом; на ее язычной поверхности у шейки имеется бугорок. Она уплощена таким образом, что язычная и губная поверхности сходятся к режущему краю. Вестибулярная поверхность ее выпукла в поперечном и продольном направлениях. На ней имеется всегда, особенно у режущего края, хорошо выраженный продольный валик, делящий поверхность на меньший — мезиальный отрезок и на больший — дистальный.
На язычной поверхности отчетливо заметны боковые валики, сходящиеся по направлению к шейке у бугорка зуба. Режущий край коронки состоит из 2 половин: меньшей — мезиальной и большей — дистальной, сходящихся к верхушке края. Дистальная половина края спускается по направлению к соответствующей апроксимальной поверхности более круто, чем половина мезиальная. Для клыков характерны все признаки зубов (корня, угла и кривизны коронки).

Верхний клык. Коронка массивная. Ее контактные поверхности значительно расходятся по направлению к режущему краю. По язычной поверхности коронки проходит мощный средний валик, который, начинаясь у зубного бугорка, значительно утолщается и расширяется по направлению к режущему краю. Поверхности соприкосновения широки у своего основания, но относительно коротки.
Корень массивен и из корней всех зубов является самым длинным. Аппроксимальные поверхности его широки. Губной край по сравнению с язычным туп и широк.

Нижний клык меньше верхнего. У него слабее выражены продольные валики как на вестибулярной, так и на язычной поверхностях коронки. Вестибулярная поверхность коронки слегка выпукла, язычная слегка вогнута; контактные поверхности идут почти параллельно, причем мезиальная совершенно не конвергирует к шейке, тогда как дистальная несколько к ней наклонна.
Режущий край коронки короче, чем у верхнего клыка, и его мезиальный отрезок по длине мало разнится от дистального. Корень короче, чем у верхнего клыка, более уплощен, имеет лучше выраженные продольные бо-борозды. Может быть раздвоение корня у верхушки, переходящее иногда в двойной корень.

Зубы, сидящие впереди клыков, подверглись изменениям в одном направлении — у них стала плоской коронка и образовался режущий край — острие зуба, cuspis dentalis, сидящие сзади них изменились в другом направлении: они приобрели хорошо развитую коронку, служащую для размельчения и растирания пищи, а клыки оказались как бы на нейтральной зоне и сохранили исходную коническую форму и древнюю функцию зуба — колоть и разрывать пищу. Поэтому они сидят на границе между передними зубами (резцами) и задними (коренными).

Слияние зубов представляет собой форму эмбриологического нарушения, при которой два отдельно развивающихся зачатка формируют одну структуру путем обобщения тканей дентина и/или эмали. Пульповая камера и каналы могут быть также слиты или же находиться раздельно – все зависит от сложности патологии. Хотя этиология данного нарушения до конца не известна, но одним из факторов является физическое давление, которое приводит к слиянию зубов и провоцирует некроз, разделяющей их ткани. Некую роль играют также генетические факторы. Степень слияния зависит от степени формирования зубов: чем раньше происходит обобщение зубов, тем оно более полное. В результате, у человека может сформироваться один большой зуб.

Слияние бокового и центрального резцов при врожденной адентии одного из резцов

Удвоение зубов, напротив, происходит в результате неполного разделения одного зубного зачатка и приводит к формированию полной или частичной коронки с одиночной системой корневого канала и корня. Слияние можно клинически отличить от удвоения по количеству зубов, присутствующих в зубном ряду, кроме случая, конечно, когда слияние происходит с участием сверхкомплектных зубов. При физиологическом количестве зубов можно заподозрить удвоение, но при недостаточности – слияние. При слиянии коронка зуба выглядит разделенной глубокой бороздой по типу двухстворчатой коронки или режущего утолщения, в то время как при удвоении – части коронки, как правило, являются зеркально идентичными. Рентгенологически слитые зубы часто имеют двойную пульповую камеру, в то время как при удвоении зубов наблюдается одиночное пульповое и корневое пространство.

Между слитыми корнями также часто отсутствует межзубный дентин. Частота данных аномалий более высокая в молочном прикусе, нежели в постоянном (0,5% и 0,1% соответственно). В ходе анализа 3517 гипсовых моделей было обнаружено, что в 57,2% случаях регистрации подобных аномалий наблюдалось именно слияние зубов, и только в 42,9% - их удвоение. Слияние зубов чаще наблюдается во фронтальном участке и на нижней челюсти. Центральные резцы поражаются патологией с частотой в 3,6%, демонстрируя наибольшую склонность к подобному виду изменений. Гендерной предрасположенности к слиянию или удвоению зубов установить не удалось. Кроме вышеупомянутых, у людей часто может наблюдаться агенезия зубов, распространённость которой выше в постоянном, нежели в молочном прикусе, и варьирует в диапазоне 1,6-10%, если не учитывать третьи моляры. Наиболее часто поражаются премоляры и латеральные резцы верхней челюсти. Боковые верхнечелюстные резцы отсутствуют приблизительно у 1-2% всего населения, и составляют почти 20% всех случаев агенезий зубов. Данные зубы также является наиболее генетически изменчивыми, что часто провоцирует существенные нарушения эстетики улыбки. Кроме того, в случаях слияния и агенезии часто наблюдается нарушение симметричности зубной дуги, наличие диастем, изменение прикуса, скученность зубов, протрузия, а также признак кариозного поражения. Из-за наличия фисур и бороздок между слитыми зубами в данных областях прогрессирует накопление зубного налета, который в дальнейшем провоцирует проблемы с пародонтом. Лечение в подобных ситуациях следует проводить посредством мультидисциплинарного подхода.

Клинический случай

9-летняя девочка была направленна ее лечащим педиатром к врачу-стоматологу с главной жалобой на то, что другие дети дразнят ее из-за чрезмерно большого переднего зуба. В ходе клинической и рентгенологической диагностики было обнаружено слияние центрального и бокового резцов (7 и 8 зубов), а также отсутствие зачатка 10 зуба (фото 1-3).

Фото 1-2. Вид до лечения: возраст пациентки – 9 лет.



Фото 3. Рентгенограмма слитых центрального и боковых резцов (7 и 8 зубов), адентия в области бокового резца (10 зуб).


Для восстановления 10 зуба было предложено провести имплантацию после завершения общесоматического роста организма. На восковой репродукции проводилась имитация возможностей лечения слитых зубов, так чтобы каким-то образом сымитировать область сосочка между ними, и создать вид двух отдельных зубов. Для закрытия диастемы между 8 и 9 зубами и формирования места под будущий имплантат пациентка была направлена на ортодонтическую консультацию. Для оценки области перспективной имплантации пациентку дополнительно направили на консультацию к пародонтологу. Для того чтобы оценить риск повреждения пульповой камеры в ходе препарирования слитых зубов под новую конструкцию врач лично обсудил данный случай с эндодонтистом. Используя восковую репродукцию в качестве шаблона, изготовили композитную реставрацию на 7-8 слитые зубы. Фиксация таковой проводилась после препарирования, протравки и адгезивной обработки поверхности их эмали. Порцию композита оттенком A1 наносили на медиальную и дистальную поверхности зубов, используя более темный оттенок материала для реставрации пришеечной контактной области. Зубы контурировали таким образом, чтобы максимально сымитировать форму и размер двух отдельных резцов, ориентируясь на нормальный центральный смежный резец (фото 4 и 5).

Фото 4-5. Контурирование слитых зубов для имитации обоих резцов.



Пациентка и ее семья остались очень довольными полученным результатом, при этом у девочки после вмешательства не наблюдалось никакой послеоперационной чувствительности. Пациентка постоянно находилась под мониторингом своего педиатра, и периодически проходила повторные диагностические обследования у ортодонта. В 12 лет и 1 месяц ей начали проводить ортодонтическую коррекцию прикуса, которая длилась на протяжении 2 лет и 7 месяцев. Цель данного вмешательства состояла в формировании места под имплантат в области 10 зуба, а также в закрытии диастемы между 8 и 9 зубами (фото 6). После завершения ортодонтического лечения в 14 лет и 3 месяца ей была изготовлена адгезивная конструкция ретейнера для стабилизации позиции зубов, ограничивающих дефект (фото 7 и 8).

Фото 6. Фиксация ортодонтической аппаратуры.


Фото 7. Вид адгезивного ретейнера.


Фото 8. Вид с небной стороны.


Фото 9. Установка имплантата в области 10 зуба.


Фото 10. Установка имплантата в области 10 зуба.


Позицию имплантата проверяли через три месяца посредством прицельной рентгенограммы, также оценивали торк конструкции, и только после этого фиксировали формирователь десен (3 мм на 4 мм на 4 мм). Через 2 с половиной недели ортопед получил оттиск из области имплантации методом открытой ложки, который отправил в лабораторию для изготовления индивидуализированного абатмента, циркониевого колпачка и провизорной коронки. Абатмент фиксировался с величиной торка в 15 Нсм, а плотность посадки такового проверялась посредством рентгенограммы. Роль провизорной коронки состояла в формировании адекватного и адаптированного профиля десен, исходя из протетических условий ситуации. После заполнения отверстия доступа к винту лентой из политетрафторэтилена проводили фиксацию временной реставрации, тщательно проводя очищение используемого цемента. После созревания мягких тканей проводили выбор оттенков окончательной реставрации, базируясь на соотношении параметров розовой и белой эстетики, а также препарирование 9 и слитых 7-8 зубов под будущие конструкции (фото 11).

Фото 11. Препарирование 7, 8 и 9 зубов под виниры.


В ходе препарирования особое внимание уделялось тому, чтобы с лицевой стороны граница редукции тканей проходила несколько глубже, нежели с дистальной и режущей сторон, поскольку в таких условиях техникам будет легче воссоздать конструкцию, имитирующую две отдельных коронки. Для ретракции десен использовали нить, после чего проводили примерку циркониевого колпачка, а затем получали оттиски с областей отпрепарированных 7-8 и 9 зубов, включая в него тот же циркониевый колпачок (фото 12).

Фото 12. Получение оттиска.


При достижении пациенткой 19 лет проводилась примерка литий-дисиликатных виниров и керамической коронки. После модификации виниры фиксировали с использованием адгезивного цемента, предварительно выполнив силанизацию их внутренней поверхности. Внутренняя поверхность коронки для имплантата обрабатывалась с помощью специального травящего агента и силана, после чего фиксировалась посредством карбоксилатного цемента. Цемент наносился кисточкой для минимизации избытков материала. Всякий раз любой фиксирующий материал при цементации виниров и коронок тщательно удалялся, после чего проверяли параметры окклюзионного соотношения. С целью контроля гигиены пациентка явилась на повторный визит через 2 недели после вмешательства (фото 13 - фото 18), в этот же визит ей была изготовлена ночная каппа. Субъективно, она была более чем довольна полученным результатом лечения.

Фото 13-16. Вид после лечения.





Фото 17-18. Рентгенограмма после лечения.



В данной статье описан клинический случай консервативного восстановления эстетических, функциональных и окклюзионных параметров лечения слияния зубов в условиях врождённой адентии бокового резца. Альтернативные методы лечения отсутствия латерального резца предполагают проведение ортодонтического вмешательства с перемещением клыков, замещение дефекта посредством мостовидной конструкции, адгезивного или частичного съемного протеза, консольной части несъёмного протеза, проведение процедуры аутотрансплантации, а также имплантации. Перемещение клыков может быть выбрано в качестве терапевтического алгоритма в случаях нарушения прикуса по 2 классу с наличием скученности зубов на нижней челюсти и потребностью в ятрогенной экстракции единиц зубного ряда. В подобных случаях диспозиция клыков на место латеральных резцов является достаточно аргументированной. Даже с учетом того, что протокол препарирования под адгезивные протезы предполагает лишь минимальную редукцию твердых тканей, в подобных случаях для максимизации площади адгезивного соединения с опорным зубом иногда достаточно модифицировать его окклюзионные параметры.

Использование подобных конструкций противопоказано при подвижности опорных зубов, наличии парафункций, глубокого прикуса или чрезмерного наклона зубов. Частота клинических неудач при использовании адгезивных протезов достигает 54% в 11-месячной перспективе и 10% в 11-летней перспективе, причина неудач чаще всего кроется в дебондинге реставраций. Учитывая длину корня и размеры коронки клыка, консольный протез, замещающий область адентии бокового резца с опорой на клык, часто является наиболее перспективным видом конструкции. Данный метод лечения не зависит от величины наклона опорного зуба, а дополнительной ретенции в области такового можно добиться с помощью дополнительных штифтов (учитывая, конечно же, томографию пульпы). Успех консольного частичного протеза зависит от контроля окклюзионных сил в области нависающей части, поэтому желательно удалить все окклюзионные контакты на участке реставрации, замещающей дефект. При введении контактов в области консольного протеза повышается риск неудачи реставрации во время функционирования, смещения опорного зуба или даже риск его перелома.

Аутотрансплантация премоляра является еще одной альтернативой лечения. Но подобный подход крайне чувствителен к выполнению и временным параметрам. Идеальный период для проведения аутотрансплантации, когда длина корня колеблется от 2/3 до 3/4 физиологических размеров, что наблюдается у пациентов 9-12 летнего возраста. При таких условиях периодонтальное заживление и дальнейшее развитие корня зуба наблюдается у 90% пациентов. Результаты исследований свидетельствуют, что успешность данной процедуры колеблется в диапазоне 79-90%, но при этом следует помнить, что любое повреждение периодонтальной связки может привести к анкилозированию.

Наименее консервативным методом лечения является изготовление частичного несъемного протеза с опорой на соседнем зубе. Данный подход является нецелесообразным у молодых пациентов, если опорные зубы являются полностью здоровыми без признаков каких-либо реставраций или кариозного поражения. В идеале, терапевтический подход для лечения врожденной адентии латеральных резцов должен быть наименее инвазивным и при этом обеспечивать адекватные функциональные и эстетические результаты. Реставрации с опорой на дентальные имплантаты характеризуются уровнем выживаемости до 96,8% через пять лет после установки супраконструкций. При этом удается не только сохранить уровень альвеолярного гребня, но и сохранить целостность соседних зубов. Установку интраоссальных опор следует проводить после завершения соматического роста: 16-17 лет у мужчин, 20-21 года у женщин. При проведении имплантации в период, когда смежные зубы продолжают свое прорезывание, можно спровоцировать ряд осложнений с нарушением пародонтальных и окклюзионных параметров зубочелюстного аппарата, а также компрометацией уровня десен в области имплантата. При прорезывании клыка на месте латерального резца можно провести его ортодонтическую дистализацию с целью формирования места под будущую титановую опору. Когда же клык прорезывается на своем месте, то в области латерального резца наблюдается дефицит костного гребня, для коррекции которого без процедуры аугментации попросту не обойтись. Объективизацию участка имплантации может помочь провести КЛКТ-сканирование, что также позволяет спланировать весь комплекс будущих хирургических и протетических мероприятий.

Что же касается слияния зубов, то данная патология может быть откорректирована посредством экстракции данных зубов с последующей ретенцией данного участка и установкой имплантатов в отстроченный период; эндодонтического лечения и пародонтальной хирургии с последующим восстановлением при помощи коронок с опорой на штифтовые конструкции; кроме коронок можно использовать виниры, сымитировав при помощи розовой керамики необходимый участок десен. При слиянии с сверхкомплектным зубом можно провести процедуру экстракции, затем ортодонтическую коррекцию, замену необходимых зубных единиц посредством виниров, или же провести удаление сверхкомплексного зуба через сепарацию лоскута. В особых случаях можно провести экстракцию, сепарацию и реплантацию. Последний подход чреват риском воспаления периодонта, увеличения глубины пародонтального кармана, некроза пульпы, анкилоза или внутренней/внешней резорбции корня. В качестве дополнительного лечения можно провести пульпотомию, гемисекцию сверхкомплектного зуба, выполнить композитную реставрацию, откорректировав область десен при помощи мягкотканного трансплантата.

Одна из проблем эстетической реставрации области слитых зубов состоит в необходимости имитации десневого сосочка. Для решения подобных проблем существует специальный розовый композит для пришеечных участков. Дополнительно можно провести эндодонтическое лечение, сформировав доступ с лабиальной стороны, после чего сымитировать область десневого покрытия посредством розового композитного винира. В качестве альтернативы также можно использовать металлокерамическую коронку с розовой керамикой в пришеечной области, при этом необходимо уменьшить диаметр корня посредством пародонтологического вмешательства и сузить интерфейс соединения через адаптацию культевой вкладки. Преимуществом лечения с использованием керамического винира является возможность достижения улучшенных эстетических параметров реабилитации без значительной редукции тканей эмали. Последний факт позволяет укрепить адгезивную связь между реставрацией и тканями зуба. Керамические виниры также обеспечивают более высокую прочность на разрыв благодаря надежной связи композитного цемента с эмалью, что обеспечивает высокую успешность функционирования подобных конструкций. Литий-дисиликатные реставрации характеризуются высокой прочностью на изгиб (от 350 МПа до 400 МПа), а также отличными эстетическими параметрами, и могут быть изготовлены с использованием CAD/CAM технологий. При использовании композитных фиксационных цементов уровень успешности литий-дисиликатных конструкций повышается ещё больше.

Выводы

Консервативный междисциплинарный подход лечения слияния зубов и врожденной адентии латерального резца является успешным методом лечения комбинированной патологии. Протокол реабилитации включал выполнение композитной розовой реставрации, смежную ортодонтическую коррекцию, аугментацию костного гребня и имплантацию, а также комплекс диагностических мероприятий по типу цефалометрии и КЛКТ для обеспечения наиболее эффективных результатов ятрогенного вмешательства. Для имитации мягких тканей использовали специальные литий-дисиликатные реставрации с розовым оттенком в пришеечной области, аналогичный подход был реализован и на коронке, опирающейся на имплантат в области адентии бокового резца. Подобный алгоритм лечения обеспечивает улучшение окклюзионных, эстетических и функциональных параметров зубочелюстного аппарата, а также повышает уверенность пациента при социальном взаимодействии.

Авторы:
Leslie Stone Hirsh, DDS
Peter M. Greco, DMD
Jay B. Laudenbach, DMD
Alan M. Atlas, DMD

Читайте также: