Как лечили зубы цари

Обновлено: 29.09.2022

История сохранила интереснейшие факты, находки и открытия, иллюстрирующие, какой долгий путь эволюции прошло протезирование от древности до наших дней, чтобы сегодня в распоряжении врачей-стоматологов — к счастью для их пациентов — были современнейшие материалы и технологии.

Проблема вселенского масштаба

Дерево твердых пород, палочки бамбука, раковины мидий, зубы и кости животных, минералы и полудрагоценные камни — с использования этих материалов и началось развитие протезирования, которое широко практиковалось уже древними египтянами, финикийцами, этрусками, китайцами, индейцами, римлянами, греками и арабами. Надо отдать должное большой изобретательности врачевателей тех далеких эпох, которые пытались найти не только оригинальные, но и практичные и по-своему красивые решения, чтобы помочь своим страдающим пациентам. Так, в Гондурасе была найдена челюсть человека, жившего в VI в. до н. э., с зубными протезами, сделанными из раковин морских мидий. А в Египте в одном из древних захоронений археологи обнаружили череп с искусственным зубом из твердой древесины. Эта находка, интересная сама по себе, примечательна тем, что дерево как материал для изготовления искусственных зубов использовалось довольно редко. Как определили археологи, возраст захоронения составляет 4,5 тыс. лет, то есть деревянный зуб был сделан в ту пору, когда стоматология в Древнем Египте уже была развита на достаточно высоком уровне. Но квалифицированная помощь, разумеется, была доступна только высшему сословию. Известно даже имя древнейшего дантиста фараонов — звали его Хеси-Ре, и жил он как раз 4500 лет назад, так что, возможно, тот самый зуб — его творение.

Для фиксации протезов (и для укрепления подвижных зубов), как правило, применялась золотая проволока. Этот способ, который можно считать прототипом современного мостовидного протеза и шинирующих конструкций, практиковали еще финикийцы в III—IV вв. до н. э. Этруски позднее его усовершенствовали и использовали для изготовления полных съемных протезов. Это были прочные, добротно сделанные конструкции, с помощью которых можно было пережевывать грубую пищу. Для восстановления жевательной функции использовались мосты и коронки.

Знания и опыт этрусков в стоматологии и, в частности, протезировании переняли греческие и римские врачеватели, которые также широко использовали золотую проволоку. Более того, эта методика была прописана в Законах 12 таблиц (451—450 гг. до н. э.) — первом письменном источнике права Древнего Рима.

Для изготовления протезов применялись также дерево, бычья, слоновая кость или кость гиппопотама и человеческие зубы. Интересно, что протезированием занимались не только врачи, но и цирюльники, массажисты, банщики и ремесленники — резчики по металлу, ювелиры и кузнецы, достигшие в этом значительного мастерства и даже превосходившие консервативных зубоврачевателей.

Протезы как приданое

В Европе в эпоху мрачного Средневековья услуги стоматологов оказывали банщики, цирюльники, коновалы, монахи и рыночные и ярмарочные лекари, превращавшие удаление зуба чуть ли не в театрализованное представление. В широком ходу были амулеты, снадобья, рецепты и магические обряды, призванные изгнать из зуба червя, который, как считалось, и является причиной боли. Что касается протезирования, каких-либо новшеств добавлено не было: дантисты преимущественно работали с уже известными методиками и экспериментировали с доступными им материалами. Свой вклад в развитие медицины и стоматологии внес французский хирург Ги де Шолиак, чьи труды служили учебными пособиями для европейских хирургов на протяжении нескольких последующих столетий. Именно он ввел в обиход термин «дантист». Ги де Шолиак создал инструмент для удаления зубов, получивший название «пеликан»: он работал по принципу рычага, и с его помощью врач мог захватить больной зуб и аккуратно удалить с корнем. Последователем Ги де Шолиака считается профессор Болонского университета Джованни ди Арколи, живший в XV веке. Он усовершенствовал щипцы для удаления зубов и впервые упомянул в своих работах золотую фольгу как материал для пломбирования кариозных зубов. Интересный факт: в Средние века в Англии считалось хорошим тоном, если родители дарили новобрачным зубные протезы — на счастливую старость.

В эпоху Возрождения зубное протезирование активно развивается во многом благодаря одному из величайших хирургов XVI века Амбруазу Паре. Он продолжил практику использования в протезах искусственных зубов, вырезанных из бычьей или слоновой кости, укрепленных золотой проволокой. Кроме того, Паре был первым, кто начал вырезать искусственные зубы в виде блоков из одного куска кости, а также применять обтураторы при дефектах нёба: они представляли собой золотые пластины, соединенные с куском губки.

Индейцы Южной Америки не использовали человеческие зубы при изготовлении протезов. Это подтверждает находка, датированная IX в. н. э.: череп инка, все тридцать два зуба которого были искусственными и сделанными из аметиста и кварца. А в Древнем Китае для изготовления полных съемных протезов использовались кусочки бамбука, которые соединялись между собой с помощью креплений и прочной нити.

Развенчание мифа

Начало XVII века ознаменовано очень важным событием: во Франции издан специальный королевский декрет, согласно которому зубоврачевание признано самостоятельной областью медицины, а «хирург-дантист» стал новой врачебной специализацией. Но, чтобы получить право заниматься зубоврачебной практикой, необходимо было сдать экзамен специальной комиссии, в состав которой входили именитые хирурги.

Протез верхней челюсти, выточенный из кости гиппопотама. 1800-е гг. Источник: ameritech.ed

В 1728 году вышел в свет научный труд Пьера Фошара, личного дантиста короля Людовика XV. Книга называлась «Дантист-хирург, или Трактат о зубах». Она в пух и прах развенчала распространенный миф о зубном черве. Написанию этого труда предшествовала скрупулезная исследовательская работа: Фошар изучал «зубовные атласы», найденные при раскопках города Сидона; отчеты о раскопках города Тарквиния, где были обнаружены гробницы этрусков; учебники по зубоврачебному ремеслу, написанные римскими цирюльниками и ювелирами, и трактаты знаменитого арабского хирурга Абулькасиса. В своей книге дантист подробно описал 102 зубные болезни и причины их возникновения.

Вообще, Пьер Фошар сделал для развития стоматологии и протезирования так много, что его изобретения достойны отдельной статьи. Он стал применять более гуманный подход к пациентам при экстракции зубов и рекомендовал не зажимать при этой и без того неприятной и болезненной процедуре голову больного между колен врача. «Больной от этого переходит в состояние нежелательной нервозности», — объяснял дантист. Фошар предложил другое положение, когда пациент сидит в кресле, а доктор располагается позади него или справа. Таким способом дантист удалял зубы и беременным женщинам, которые переносили операцию на удивление спокойно.

Развитию медицины и стоматологии в Xвеке способствовал арабский врачеватель Абулькасис, придворный лекарь халифа Кордовы Аль-Хакама II, живший в Андалусии. Будучи хирургом,Абулькасис уделял большое внимание зубоврачеванию. Он утверждал, что протезирование — это медицинская наука, призванная исправлять дефекты, восстанавливать зубы и тем самым помогать пациентам улучшить качество жизни. До него лекари не занимались протезированием, считая это занятие делом не из области медицины. Абулькасис— автор подробной методики, описывающей наложение золотой или серебряной лигатуры для шинирования подвижных зубов.

Но Фошар не только виртуозно удалял собственные зубы пациентов, но и вставлял искусственные. Ему принадлежит идея применения фиксирующих протезных пружин из утолщенной золотой проволоки или спирали. По сути, это был прообраз современного зубного протеза. Именно Фошар изобрел штифтовые зубы и придумал укреплять на одном или двух штифтах несколько соединенных зубов, что стало прототипом современных мостов.

О практикующемся тогда повсеместно способе установки протезов Фошар писал так: «Некоторые доктора для укрепления протеза пробуравливают отверстия в челюстных костях пациентов и вводят туда золотую проволоку — метод, который свидетельствует скорее о смелости хирургов, чем об их разуме».

Для изготовления самих протезов дантист использовал слоновую кость, клыки моржа и гиппопотама, зубы обезьян, собственные выпавшие зубы пациентов. Он учитывал и эстетическую сторону, подбирая цвет вставного зуба, чтобы тот смотрелся естественно. Зубы из слоновой кости Фошар покрывал колпачками из золота, на которые был нанесен слой обожженной фарфоровой эмали различных оттенков. Эта инновация стала первой попыткой применения облицовочных материалов в протезировании и положила начало изготовлению протезов из керамики.

Кроме того, Фошар усовершенствовал обтураторы, разработанные Амбруазом Паре. Он заменил губку подвижными «отростками» из слоновой кости, которые соединялись с нёбной пластинкой. Для этого «отростки» вводились в носовую полость вертикально, а затем при помощи специального винта перемещались в горизонтальное положение, за счет чего и удерживалась пластинка. Наконец, Фошар придумал использовать металлические и серебряные пластинки для исправления прикуса и неправильного роста зубов, так что дантиста можно считать и основоположником ортодонтии.

У Фошара, разумеется, не было недостатка в состоятельной клиентуре, готовой платить большие деньги за красивые улыбки. И это навело его на мысль об открытии собственного зубопротезного цеха. Учеников Фошар набирал из ювелирных мастеров средней руки, но, прежде чем обучать их профессии зубных техников, он заставлял их штудировать учебники по медицине и анатомические атласы и сдавать экзамены. В год мастерская изготавливала до 1000 искусственных зубов. Но особо важным клиентам Фошар делал протезы сам. Например, для мадам Помпадур он изготовил по специальной технологии несколько штифтовых зубов из драгоценных материалов. Каждый зуб стоил 100 луидоров — примерно столько стоило по тем временам дорогое кольцо с бриллиантами.

Каждой гениальной идее — свое время

Съемные протезы оставались самой распространенной конструкцией вплоть до середины XIX века. Они изготавливались либо из дорогих сплавов, для фиксации которых требовались пружины, либо из слоновой кости и зубов гиппопотама, которые, в свою очередь, были тяжелыми, а у протезов из них была плохая посадка. Верхняя часть протеза, как и нижняя, делалась в форме подковы, без нёбных частей: это позволяло оставить больше пространства для языка, удешевить изготовление протеза и сделать саму конструкцию легче. Но такие протезы мало того что были неудобны, но и искажали черты лица. Наглядным тому примером может служить портрет президента Джорджа Вашингтона, написанный в 1796 году. К тому времени, когда Вашингтон стал президентом, у него сохранился один-единственный собственный зуб. За свою жизнь он поменял не меньше четырех протезов, и новый протез, изготовленный дантистом Джоном Гринвудом, был установлен незадолго до того, как президент позировал художнику Гилберту Стюарту. Цилиндрические пружины нижнего протеза сильно давили на челюсть, из-за чего нижняя губа Вашингтона сильно выдавалась вперед, а верхняя, наоборот, казалась запавшей. Чтобы сгладить этот дефект, художник подложил под верхнюю губу президента хлопковый валик. Результат мы можем видеть на долларовой купюре со знаменитым портретом Джорджа Вашингтона.

Протез Джорджа Вашингтона. Источник: gwpapers.virginia.edu

И теперь самое время рассказать о дантисте Джеймсе Гардетте, который внес свою лепту в развитие протезирования. Это уже эпоха конца XVIII — начала XIX вв. Гардетт тоже изготавливал протезы на пружинах, но обнаружил, что можно использовать вместо них присоски. Для этого нужно изменить форму верхнего протеза, чтобы он выдавался вглубь рта и надежно фиксировался на нёбе. Это была многообещающая и перспективная идея, но, чтобы наладить массовое производство новых протезов, в качестве основы для протезов требовались более дешевые материалы, которых у дантистов в ту пору не было, поэтому они продолжали использовать фиксирующие пружины. Но в 1851 году была открыта вулканитовая смесь. И всего за несколько лет вулканизированный каучук вытеснил дорогие материалы, которые использовались в стоматологии с древних времен, — серебро, золото и кости животных. Если комплект протезов из золота стоил 150 долларов, из серебра — 75 долларов, то комплект из вулканита — 30 долларов. Можно было купить его еще дешевле — за 8—10 долларов — у тех, кто не занимался стоматологией профессионально. Впервые за всю историю протезирования искусственные зубы перестали быть привилегией состоятельных людей.

Вулканит дал возможность дантистам моделировать крепкие, долговечные и достаточно легкие протезы в точном соответствии с гипсовыми слепками пациентов. И, даже при всех недостатках этого материала, сами зубные техники признавали, что «вулканизированный каучук — дар божий если не для стоматологов, то для цивилизованного мира в целом».

Вулканит использовался в протезировании вплоть до 1930-х годов, пока его, в свою очередь, не вытеснили акриловые пластмассы. Применение полимеров стало очередным прорывом в развитии протезирования, как и последующие изобретения, открывшие стоматологам новые технологии и материалы.

Искусственные зубы вырезались из костей животных, использовались также и зубы самих животных (телят, свиней, собак, обезьян, бегемотов, лошадей) и настоящие человеческие зубы, что было очень распространенным явлением в Европе вплоть до конца XVIII века. Этическая сторона вопроса, видимо, не столь заботила врачей и пациентов, как возможность заработать для одних и решить насущную проблему — для других.



Поход к стоматологу для многих становится настоящим стрессом. И это несмотря на то, что современные клиники оснащены высокотехнологичным оборудованием, а большинство манипуляций проводится под анестезией. А как справлялись люди с зубными проблемами в старой Руси? Ведь впервые дантисты начали работать только в 1883 году, когда в Санкт-Петербурге была открыта специальная школа. Читайте, как помогали при болях оленьи рога, кто такие зубоволоки и почему с больным зубом надо было идти в парную.

Травник от внучки Мономаха, а также жженые отруби и квашеная капуста для лечения зубов

Для отбеливания зубов использовали соль или ее смесь с порохом. /Фото: images.cdn.inmyroom.ru

Одним из самых известных травников под названием «Мази» был сборник, написанный внучкой Владимира Мономаха Евпраксией-Зоей. Она не только собрала самые интересные рецепты и описала болезни ротовой полости, но и практиковала «врачебные хитрости».

Существовали очень интересные рекомендации для тех, кто имел стоматологические проблемы. Например, если зубы шатались, то рекомендовалось укреплять их при помощи состава из тертых оленьих рогов и вина. Для отбеливания использовали пасту, изготовленную из соли и жженых отрубей.

В знаменитом Домострое можно было найти оригинальные советы по лечению зубных заболеваний. Заболели десны — готовь отвар из шиповника. Мучает цинга — скорее готовьте и ешьте квашеную капусту. А от зубной боли советовали употреблять сок сельдерея.

В начале 17 века стали декларировать новые принципы ухода за зубами. Соль с порохом признали недопустимым вариантом для достижения белизны эмали, также вводились в обиход своеобразные зубные щетки, сделанные из куриных костей.

Кто такой зубоволок и чем знаменит Агапий из Киева

Удалением зубов занимались так называемые зубоволоки. /Фото: demoscope.ru

Представители высшего общества могли обратиться к дантисту-иностранцу и надеяться при этом, что будут применены самые современные методы. У простого народа такой возможности не было, и она направлялись к знахарям. Среди них встречались специалисты по заболеваниям зубов и десен, и звались они зубоволоками. Это объяснялось тем, что зачастую порошки, полоскания и заговоры оказывались бессильны, и приходилось удалять зуб. Иными словами, проводить зубоволочение.

Самым знаменитым древним стоматологом был некто Агапий, живший в12 веке в Киеве. Он успешно справлялся с зубной болью с помощью настойки из ирисовых корней и отвара из черной белены.

Нет денег на врача — грызите дуб

Отвар из коры дуба использовался в древности и сегодня применяется как противовоспалительное средство. /Фото: pbs.twimg.com

Знахарям надо было платить. Это не всем было по карману, потому люди вспоминали о целительной силе природы. Особое место при лечении зубов занимал дуб. Если боль становилась сильной, следовало пойти в лес, найти старый дуб, который рос у источника. После этого надо было содрать немного коры, вымочить в воде, положить в ладанку и надеть ее на шею.

Если такой способ не помогал, существовал второй вариант — дубовую корцу не только носили с собой, ее грызли и жевали. С точки зрения медицины это оправдано, так как в ней есть противовоспалительные и антибактериальные вещества. Дубовый отвар отлично помогает при плохом запахе изо рта и кровоточивости десен. Его применяют и сегодня в качестве безопасного вспомогательного средства.

Средства от зубных хворей в первых аптеках и что такое зубной червь

Зубным червем называли кариес. /Фото: startsmile.ru

Первая государственная аптека появилась в Москве в 1581 году. В ней можно было приобрести также и средства от стоматологических проблем, причем некоторые импортные порошки содержали в себе камфару и опий. Простые люди также привлекались к наполнению аптечных полок — у них покупали целебные растения. Существовали даже так называемые «аптечные огороды». Лекарства от зубных хворей стоили недешево, потому многие использовали знания, собранные в травниках.

Эти сборники включали в себя проверенные народные рецепты от многих болезней, в том числе и от заболеваний полости рта. К примеру, от стоматита советовалось использовать смесь из хрена и меда. А если на человека нападал зубной червь (именно так называли в древности кариес), то следовало жевать чистотел. Неприятную проблему с деснами, гингивит, рекомендовалось лечить при помощи сока подорожника. При сильной боли десны натирали жжеными козьими рогами.

Из монастыря от лечцов в баню для лечения флюса

Монахи на Руси переводили медицинские книги. /Фото: кострома100.рф

В древней Руси роль стоматологов брали на себя монахи. В большинстве своем это были люди, имеющие образование, которые занимались переводами различных книг, в том числе и медицинских. Монахи вели практику в больницах при церквях и называли их лечцами. Это соответствует современному термину «терапевт». К таким специалистам мог обратиться любой человек. Лечцы использовали народную медицину, собирали лекарственные травы и готовили снадобья, а кроме того, применяли знания из медицинской литературы. Были и хирурги, которых звали резалниками. Они умели вскрыть нарыв, если зуб был совсем плох. Для этого применялся нож, называемый «кроило». Если же дело было совсем плохо и требовалось удаление, приходилось обращаться к помощи клещей или «щипьцов».

В 18 веке получили распространение так называемые лечебные бани, в которых следовало «потеть и разводить флюсы». Владели такими заведениями в основном иностранцы, а посещали их представители высших сословий по совету доктора. Например, в Санкт-Петербурге чрезвычайно популярной была бадерская баня Лемана, которая открылась в 1760 году.

Практика показала, что на самом деле после посещения такой бани можно было на утро проснуться не с небольшим воспалением, а с огромным флюсом. А если париться после того, как зуб был удален, то велик риск кровотечения. Потому лечебные бани работали недолго. Знаменитая русская баня быстро вернула свои позиции и до сих пор используется в качестве профилактического средства от многих заболеваний. Что качается зубов, то в общественных парных принимали «зубодеры» и другие специалисты.

Жизнь былых властителей России всегда привлекает к себе внимание. Но если о свершениях, победах и даже личной жизни русских монархов известно достаточно много, то их быт зачастую оказывается скрыт за завесой времени. Вот, к примеру, что делали князья и цари, когда у них болели зубы? Кто их лечил?


РУСЬ ИЗНАЧАЛЬНАЯ

В конце X века, после принятия христианства, из Византии в Киев хлынул поток специалистов самых разных профессий, в том числе и лекари. На Руси целительские практики эллинистической цивилизации тесно сплелись с многовековым опытом народной медицины и познаниями языческих жрецов-травников, а затем впитали в себя опыт лекарей северных стран, дошедший до нас вместе с путешественниками «из варяг в греки».

Целители, специализирующиеся на зубной боли, в Киевской Руси именовались пугающе — «зубоволоки». Их основной методикой было удаление (то есть «зубоволочение») сгнившего зуба. Однако были и консервативные методы. Так, лекарь Агапит, живший в Киеве в XII веке и пользовавший князя Владимира Мономаха, успокаивал зубную боль с помощью полосканий из отвара белены черной, а также молитвы.

Целительство, в том числе и зубоврачевание, считалось занятием, достойным даже порфироносных особ. Так, внучка Владимира Мономаха Евпраксия-3оя, жена византийского императора Алексея I Комнина, хорошо разбиралась в лечебных травах и даже составила трактат «Мази». Целая глава в нем посвящена зубоврачеванию. Среди рекомендаций, например, такие: «При качающихся зубах и причиняющих боль: квасцы колотые и корни мыльнянки растереть и держать во рту, пока боль не уймется».

«РЮРИКОВИЧИ МЫ!»

Когда великий князь Иван III Васильевич закончил собирать русские земли, придворная медицина Московского царства вышла на качественно новый уровень. Это касалось и стоматологии, которая в ту пору еще не была отдельной отраслью медицины и входила в обязанности придворного медика.

К преобразованиям в этой области великого князя подтолкнула его вторая жена — византийская принцесса Софья Палеолог. В 1483 году ко двору Ивана III прибыл иноземный лекарь Антон Немчин, которого князь «держал в большой чести». В 1490 году придворный штат пополнился мастером Леоном из Венеции, специализирующимся на хирургических операциях, в том числе удалении зубов.

В те времена ни о каком консервативном лечении и речи не шло. Кариес старательно выращивали, пока не заболит, а потом удаляли зуб. Под­тверждением тому могут служить данные, полученные при изучении останков Софьи Палеолог в 1993 году: к 60 годам великая княгиня утратила 6 зубов, сохранив все остальные практически в целости.

Иван Грозный предпочитал английских эскулапов. На позиции его придворных медиков последовательно сменились Ральф Стэндиш, Ричард Рейнольдс, Арнульф Линсдей и Елисей Бомелий. В обязанности царского врача входило не только лечение царя, но и медицинское освидетельствование царских невест, в том числе проверка зубов, ибо беззубых кандидаток безжалостно выбраковывали.

Несмотря на любовь к иностранным эскулапам, Грозный не брезговал и услугами знахарей, которых по его приказу частенько приглашали в Кремль. В ходу были и психосоматические методики: известно, что царь нередко захаживал в церковь Святого Антипия, который прославился тем, что вылечивал людей в «неутешной зубной боли».

Все эти методы, как ни странно, приносили свои плоды: когда в середине ХХ века знаменитый антрополог Герасимов исследовал останки Ивана Грозного, стало очевидно, что большинство зубов царю удалось сохранить, причем в удовлетворительном состоянии.

«В НАЧАЛЕ СЛАВНЫХ ДЕЛ»

Начиная с XVII века в штат Аптекарского приказа — ведомства, оказывавшего медицинскую помощь царской семье, официально включили зубных врачей. К этому времени стоматология перестала быть исключительно хирургической. Царские лекари уже умели ставить пломбы и укреплять шатающиеся зубы проволочными «шинами».


Царский врач занимался не только лечением государя, но и медицинским освидетельствованием его невест


Для этого Аптекарский приказ закупал в разных странах профес­сио­нальные зубоврачебные инструменты: «пилы, что зубы трут», щипцы-«пеликаны»и «ключи» для удаления зубов. Кроме того, среди лекарей Аптекарского приказа имелись травники, которые для борьбы с зубной болью использовали различные растительные настои.

Огромный шаг в развитии зубоврачевания Россия сделала благодаря Петру I. Во время Великого посольства самодержец, стремившийся все попробовать своими руками, решил освоить некоторые медицинские манипуляции. С терапией у него не сложилось, а вот хирургия у рукастого царя пошла на ура. Особенно понравилось ему рвать зубы. Вернувшись в Россию, царь не оставил своих привычек. С этого момента удаление зубов царскими ручками стало и наградой, и наказанием. Только в первом случае царь драл больные зубы, а во втором, желая проучить кого-тоиз зарвавшихся царедворцев, лишал их здоровых зубов.

73 вырванных императором зуба сегодня хранятся в Кунсткамере, причем их состояние говорит о том, что царственный дантист хорошо владел техникой удаления и знал анатомию зубов.

ВЕК ЗОЛОТОЙ ЕКАТЕРИНЫ


Одним из первых зубных врачей Екатерины и ее семейства стал некий Скардови, который был принят на службу в 1783 году. Позже ему на смену пришел доктор Когниарт, который прослужил до самой смерти Екатерины, затем перешел по наследству к ее сыну Павлу и еще 5 лет прослужил императорской фамилии при Александре I.

В мемуарах Екатерины II имеется несколько жутких «стоматологических» воспоминаний. Так, когда принцесса Фике еще была женой наследника трона, великого князя Петра Федоровича, у нее разболелся зуб. «Только что вышедши из саней, я поспешила в отведенные нам комнаты и послала за Боегравом, первым медиком Его Высочества… Я просила его вырвать мне этот зуб, который не давал мне покою уже четыре или пять месяцев. Он не соглашался, но я решительно настаивала. Наконец, он велел позвать моего лейб-хирургаГиона. Меня посадили на пол; Боеграв держал с одной стороны, Чеглокова — с другой, и Гион выдернул мне зуб, но в ту минуту, как он дергал, изо рта у меня хлынула кровь, из носу потекла вода и из глаз — слезы… Вместе с зубом Гион оторвал часть десны, приросшей к зубу… На щеке у меня долго оставались отпечатанные все пять пальцев господина Гиона в виде синих и желтых пятен».

В мемуарах есть еще несколько подобных эпизодов, из которых можно вычислить, что всего за 2–3 года молодая Екатерина, которой было едва за двадцать, лишилась пяти зубов.

Возможно, именно поэтому, взойдя на престол, Екатерина Великая ввела должность внештатного придворного зубного врача. Любопытно, что разрешение на удаление зубов у царевичей давала лично императрица.


Всего за 2–3 года молодая Екатерина, которой было едва за двадцать лет, лишилась пяти зубов


Воспитатель будущего императора Александра I вспоминал, что «Александр Павлович, по долгом терпении зубной боли, решился выдернуть зуб, что, с позволения Ея Императорского Величества и родителей, тогда же и совершилось благополучно зубным врачом».

ПРОСВЕЩЕННЫЙ XIX ВЕК

При Александре I в Зимнем дворце была впервые введена штатная должность зубного врача. Ее занял Карл Август Сосерот. Судьба этого француза была достаточно трагична. Поначалу он был в большом почете у молодого императора и пользовался его безграничным доверием. Однако после начала войны с Наполеоном эмоциональный самодержец возненавидел все французское, и, хотя Сосерот принял российское подданство, доступ к императору был ему закрыт. Несмотря на то что формально он оставался на своей должности еще 8 лет и получал зарплату, императорские зубы отныне лечил Иван Петрович Деспин — тоже француз, но давно обрусевший.

Деспин мастерски умел делать искусственные зубы — одни из лучших в свою эпоху. Судя по тому, что вскоре после смерти Александра I он передал Императорской медико-­хирургической академии коллекцию из 273 искусственных зубов, выточенных из различных минеральных составов, императору услуги протезиста требовались регулярно.

Об этом говорит и тот факт, что в 1823 году император взял на должность сверхштатного зубного врача Джузеппанжело Фонци, который разработал методику крепления искусственных зубов из фарфора при помощи платиновых стержней. Фонци приехал в Петербург специально для того, чтобы сделать зубной протез для Александра I. И неожиданно для себя получил высочайшее назначение.

После смерти Александра I Деспин подал в отставку, а придворным врачом Николая I стал… Николай Августович Сосерот. Это был единственный случай в истории императорского двора, когда двух русских императоров последовательно лечили отец (Карл Август Сосерот) и сын (Николай Сосерот).

Судя по сохранившимся «стоматологическим» счетам, Николай I регулярно чистил зубы и проходил осмотры у дантиста. Благодаря этому зубы у императора не болели вплоть до 1849 года, когда ему было уже 53.

ДАНТИСТ ПОСЛЕДНЕГО ИМПЕРАТОРА

Последним врачом, носившим высокое звание зубного врача русского императора, был Сергей Сергеевич Кострицкий. Императорская семья впервые воспользовалась его услугами на отдыхе и после этого без раздумий предпочла скромного провинциального доктора всем петербургским светилам.

Возможно, все дело в том, что доктор Кострицкий несколько раз удачно вылечил зубы цесаревичу Алексею. Как известно, наследник был болен гемофилией, и лечение зубов становилось настоящей проблемой. Незадолго до первого обращения к дантисту мальчик чуть не умер из-за лопнувшего сосуда в носу. Поэтому императрица Александра Федоровна так ценила доктора Кострицкого, сумевшего бескровно вылечить зубы больному ребенку.

После отречения Николая II Сергей Сергеевич Кострицкий сохранил верность царю. В октябре 1917 года он по разрешению Временного правительства приезжал в Тобольск, куда была выслана царская семья. Он вылечил зубы царю и царице, а главное — передал им весточку от вдовствующей императрицы Марии Федоровны, в тот момент находившейся в Крыму. И забрал с собой последнее письмо императора к матери.


Император Николай II в окружении дочерей и жены, императрицы Александры Федоровны, в Ливадии, где состоялось первое знакомство С. С. Кострицкого с царственными пациентами

Зубоврачебное дело в России активное развитие получило в начале 18 века благодаря Петру Первому, который проявлял живейший практический интерес к этой науке. Однако и до этого периода, и после история отечественной стоматологии полна интересных фактов.

В Средневековой России лечением болезней, в том числе зубоврачеванием, занимались в основном монахи. В XIV веке при монастырях стали открываться мужские и женские богадельни и больничные палаты, где лечили раны лица, болезни полости рта, удаляли больные зубы.

Первые лекари из Европы в России появились еще во времена Дмитрия Донского, а в эпоху правления Ивана Грозного, с установлением дипломатических и торговых отношений с Англией, иностранные врачи, хирурги, аптекари при русском дворе стали привычным явлением.

В годы правления Ивана Грозного появилась царская аптека и был учрежден первый в стране орган государственного управления медициной — Аптекарский приказ. Изначально он был призван стать исключительно дворцовым ведомством, занимавшимся здоровьем царской семьи. Но вскоре в сферу его деятельности были добавлены заботы о придворных царя, боярах, военачальниках и царском войске.

Большинство служащих Аптекарского приказа были иностранцами. Это были специалисты, завоевавшие репутацию у себя на родине и прибывшие в Россию с рекомендательными письмами от своих монархов. Но для получения разрешения на медицинскую практику им нужно было сдать экзамен в Аптекарском приказе.

Начиная с 17 века, в штате Аптекарского приказа уже значились зубные врачи.

На Руси медицинские знания обобщались в «Травниках», где можно было найти рекомендации, как лечить зубы и болезни полости рта. При этом, помимо, собственно, лечебных растений, использовались и другие средства — от меда до селитры, квасцов и жженых рогов козы.

Например, при язвенных стоматитах, известных в то время как ртяные прыщи, рекомендовалось смазывать язвы медом или полоскать рот отваром из толченого хрена, сваренного в уксусе. Глосситы и гингивиты лечились полосканиями соком подорожника. Пресловутые зубные черви изгонялись полосканиями отваром черной чемерицы. Трава чистотела так и вовсе считалась универсальным средством от всех зубных болезней.

Толчок к развитию зубоврачебной помощи был дан Петровским реформам. В тот период был построен первый в стране завод по выпуску хирургического инструментария и сконструирован первый набор инструментов для удаления зубов.

Именно Петром I было введено звание «зубной врач». Первым, кто получил официальные статус и разрешение от Медицинской коллегии на частную практику, стал французский дантист Франсуа Дюбрель — в начале 18 века авторитетом, как и прежде, пользовались иностранные дантисты.

C открытием в стране первых постоянных госпиталей и госпитальных школ, строительство которых было положено тоже по инициативе государя, началась подготовка отечественных врачей широкого профиля. В программу обучения входило и зубоврачебное дело. Выпускники школ должны были сдать экзамен, включавший в себя теоретические, клинические знания и владение практическими навыками.

Но зубных врачей все же очень не хватало, сама практика зубоврачевания не контролировалась государством, поэтому чаще всего за помощью обращались к тем, кто получил практические зубоврачебные навыки путем ученичества. Как и в Европе, эти услуги оказывали цирюльники, банщики и даже ювелиры и граверы.

При госпитале была открыта первая в России медико-хирургическая школа, располагались анатомический театр, палата алхимика, аптека, покои для студентов, ученическая, помещения для больных, рядом был разбит ботанический сад, где выращивались лекарственные растения. Возглавлял госпиталь Николас Бидлоо — личный врач Петра I, выпускник Лейденского университета.

Сам Петр Первый был неплохим мастером по удалению зубов. Cамодержец Всероссийский всегда носил при себе математический и хирургический наборы инструментов. Как-то прогуливаясь по рынку Амстердама, государь остановился у лавки цирюльника, который так поднаторел в практике удаления зубов, что рвал их ручкой чайной ложки и концом шпаги. Петр I, призвав его к себе в гостиницу, где он остановился, велел цирюльнику продемонстрировать свое искусство и после нескольких уроков уже не уступал ему в ловкости. И теперь уже к российскому императору стали приходить голландцы, страдающие от зубной боли. Каждому Петр I платил по шиллингу.

В Санкт-Петербургском музее антропологии и этнографии хранится «Реестр зубам, дерганым императором Петром I». Сама коллекция включает 73 зуба, причем многие из них — моляры. Несмотря на искривленность корней, у большинства зубов сохранены верхушки, что говорит о хорошем по тем временам владении государем техникой удаления зубов.

В 1810 году в России был издан закон, обязывающий разрешать зубоврачебную практику только врачам с дипломом зубного лекаря. Право на нее они получали лишь после успешной сдачи экзаменов при медицинских факультетах университетов или при медико-хирургической академии. Получить эту профессию могли только мужчины — женщинам была предоставлена такая возможность только в 1829 году. С 1838 года зубных врачей стали именовать дантистами.

В России порядок обучения зубному искусству впервые был изложен в 1858 году в сборнике циркуляров Министерства внутренних дел, при этом вплоть до 1890-х годов зубоврачевание оставалось одним из самых отсталых разделов отечественной медицины. Большой вклад в его развитие внесли Николай Васильевич Склифосовский, Александр Карлович Лимберг, Фома Игнатьевич Важинский и Иван Матвеевич Коварский. По инициативе Н. В. Склифосовского, А. К. Лимберга, И. М. Коварского проводились регулярные региональные съезды врачей, на которых обсуждалась необходимость реформ зубоврачебного образования в России и подготовки квалифицированных кадров, преподавания зубных болезней на медицинских факультетах и разработки курса по одонтологии, издания специализированных журналов и газет по одонтологии.

В конце 1890-х годов во многих российских городах появились одонтологические общества.

В 1891 году вышло Положение государственного совета «О преобразовании обучения зубоврачебному искусству». Им было узаконено две категории зубоврачевателей: зубные врачи и дантисты. Важно было то, что новое положение не предусматривало подготовку дантистов путем ученичества.

В 1883 году по инициативе А. К. Лимберга в Санкт-Петербурге было основано Общество дантистов и врачей, занимающихся зубоврачеванием (позднее переименованное в Петербургское зубоврачебное общество). А. К. Лимберг сыграл очень важную роль в развитии детской стоматологии и организации систематической зубоврачебной помощи в школах. Благодаря его стараниям были введены ежегодные осмотры и лечение зубов учащихся.

Его диссертация на докторскую степень «Современная профилактика и терапия костоеды зубов» на стала первым оригинальным трудом по стоматологии на русском языке. В своей диссертации А. К. Лимберг представил клиническую классификацию кариозной болезни, систематизировал диагностику и принципы лечения.

В 1885 году был учрежден печатный орган «Зубоврачебный вестник», который объединил общества дантистов, в разных городах страны. В 1889 году Московское одонтологическое общество учредило собственный журнал «Одонтологическое обозрение».

В 1896 году в Нижнем Новгороде состоялся I-й Всероссийский одонтологический съезд, сыгравший большую роль в объединении отечественных одонтологов.

В 1910 году на XI-м Пироговском съезде* было принято решение о необходимости учреждения на всех медицинских факультетах самостоятельных кафедр одонтологии с самостоятельными клиниками и техническими лабораториями.

*Пироговские съезды — съезды врачей, проходившие в Российской империи в конце XIX — начале XX века под патронажем созданного в 1883 году «Общества русских врачей в память Н. И. Пирогова» (Пироговское общество). Всего с 1885 по 1913 годы было проведено двенадцать Пироговских съездов (восемь в Санкт-Петербурге и четыре в Москве — Прим. ред.

Первая русская школа по подготовке зубоврачебных кадров (вторая в Европе после Парижской школы, открытой в 1880 году) была основана в Санкт-Петербурге в 1881 году Ф. И. Важинским. Программа преподавания включала специальную и общеобразовательную подготовку: ученики изучали анатомию зубов и челюстей, материаловедение, диагностику болезней зубов, десен и языка и протезную технику, фармакологию, основы химии и физики. В январе 1884 года школа выпустила первых специалистов — 23 человека. За десять лет своей работы школа подготовила 219 дантистов.

Первая Московская зубоврачебная школа была открыта в 1892 году. Ее основателем и руководителем был И. М. Коварский. Избрав своей специализацией одонтологию, он уехал учиться в Германию, где окончил зубоврачебную школу, а вернувшись в Россию, стал заниматься проектом по созданию такой школы в Москве.

Через 13 лет школа была закрыта по распоряжению московского генерал-губернатора Ф. В. Дубасова как неблагонадежное учреждение: в дни декабрьского восстания 1905 года в ней оказывали помощь раненым. В 1906 году Коварский открывает новую школу, где были 2 аудитории, клиническое и экстракционное отделения, амбулатория для приема и лечения больных, химико-бактериологическая лаборатория, зубопротезные мастерские и рентгеновский кабинет — один из первых в России. Здесь преподавали лучшие врачи и профессура медицинского факультета Московского университета, проводились лекции и занятия по анатомии, физиологии, общей и частной хирургии, бактериологии, фармакологии и рецептуре, одонтологии, дентиатрии, протезному и оперативному зубоврачеванию, протезной технике и зубоврачебной клинике. Учащиеся школы имели возможность посещать университетский анатомический театр и проводить экстракции зубов на трупах.

После организации зубоврачебных школ число специалистов по зубоврачеванию в стране стало быстро расти: в 1900 году практиковали 1657 зубных врачей и дантистов, в 1910-м — 5 966 человек, в 1913-м — 6 700 человек.

Стоматология как наука была известна на Руси давно. Венценосные особы регулярно обращались к услугам лекарей. Дантисты при лечении зубов русским монархам прибегали к удачному сочетанию языческих рецептов, народной медицины и практики эллинистического мира.

Интерьер средневековой аптеки.

Зубоврачевание в Киевской Руси

Византийские специалисты, врачи-иностранцы, издревле занимались на Руси медицинской практикой — «зубоволочением», которое по большей части состояло в удалении больных зубов. «Зубоволоки» имелись и в рядах народных целителей. Ими для лечения по старинке применялись заговоры и заклинания. Считалось, что дуб может взять на себя хворь больного зуба. При нестерпимых болях грызли его кору или носили ее в ладанке, предварительно вымочив в воде. Таким образом использовались вяжущие и противовоспалительные качества растения. Дубильные свойства коры применялись при полосканиях рта, лечении воспалений слизистой оболочки и гортани, для укрепления десен. Сведения народной медицины содержались в трактатах «Травниках». Знахарская, народная медицина, уходившая корнями в язычество, очень долго соседствовала на Руси с традиционной.

Интерьер европейской аптеки.

Некоторые особы королевских кровей лично вели зубоврачебную практику. Внучка Мономаха, императрица Евпраксия-Зоя, согласно преданиям, умела лечить травами, была знакома с трудами Ибн-Сины, Гиппократа и других целителей. Для свежести рта и искоренения неприятного запаха ею рекомендовалось применение блошиной мяты, листьев винограда и семян сельдерея. Для укрепления и лечения десен использовались кожура граната, рута и инжир, а также семена перца и зерна винограда. Уже в Средние века на Руси знали о кариесе, причиной которого считался известный со времен Древнего Египта «зубной червь». Под червем имелся в виду нерв, после прижигания которого переставал болеть зуб. Цари лечили кариес порошком из черной чечевицы и чистотела.

Стоматологи рода Рюриковичей

С XVII века в штате придворной медицины числились «дентисты» — зубные врачи, которые обслуживали первых лиц государства. После того как Иван III женился во второй раз в 1472 году на Софье Палеолог, к царскому двору были прикреплены итальянский врач Антон Немчин и Мастер Леони. Они занимались универсальной врачебной практикой, в том числе и лечением зубов.

Великий князь Иван III Васильевич.

Российские монархи боялись отравлений, поэтому к приглашенным из-за рубежа докторам приставлялись надсмотрщики. Штатная должность дантиста была введена при царе Василии III (1505–1530). Во время его правления при дворе появились «профессора медицины и основных наук» из Германии, а при его старшем сыне, Иване IV — доктора из Англии. Членов его семьи с 1557 года лечил Ральф Стендиш и не имевший законченного медицинского образования Ричард Рейндолс.

Великий князь Василий III Иванович.

Известно, что первым официально признанным на Руси царем стал Иван Грозный. Его жизнь полна загадок и тайн, это утверждение справедливо и в отношении состояния здоровья монарха. После вскрытия летом 1963 года саркофага с его останками ученые поразились тому, что летописное описание физиологических аномалий Ивана Грозного современниками соответствовало действительности. У 53-летнего царя коренные зубы были в идеальном состоянии, два резца не стерлись, а клыки только прорезались, что подтверждает факт наличия у Грозного молочных зубов до 40 лет. Коренные же сохранились в прекрасной форме — были ровными, крепкими и соответствовали возрасту 20-летнего человека. Их отличное состояние исследователи частично объясняют наличием в его времена «зубных метелочек» — палочек, на конце которых размещалась свиная щетина. Ими государь и бояре очищали рот после трапез. Исследование останков также показало наличие у Грозного в последние 6 лет жизни «остеофитов» — отложений солей в районе позвоночника. При том что зубы царя были в отличном состоянии, сам он не отличался богатырским здоровьем — перед смертью монарх мог передвигаться только на носилках.

Царь Иван Васильевич Грозный.

Зубоврачеватели рода Романовых

В середине XVI века род Рюриковичей, в том числе и по стоматологической части, лечили врачи-иностранцы из Германии, Италии, Англии и Голландии. Все цари в силу возраста или хронических заболеваний имели стоматологические проблемы. Христианская церковь даже назначила ответственного за здоровье зубов священномученика — Святого Антипия. К его иконе приходил молиться сын первого царя из рода Романовых, Алексей Михайлович.

Петр I после времен Великого посольства лично пристрастился к зубоврачеванию и хирургии. Царь считал терапию шарлатанством и предпочитал радикальные методы — он лично выдергивал зубы своей любовнице, некой «голландской девке», и женам бояр. Операции по удалению зубов Петр, согласно мемуарам, проводил собственными инструментами.

Известными придворными лекарями императрицы Екатерины II были иностранец Скардови и Н. М. Максимович-Амбодик, который лечил дефекты уздечки языка, заячью губу, а также кариес с помощью смеси камфорного, коричного и гвоздичного масел. Во времена императрицы стоматологических кресел не было: считалось, что пациент для удобства дантиста при удалении зубов должен сидеть на полу.
В годы правления Александра I, внука Екатерины, окончательно ввели должность придворного зубного врача. Первыми на этом поприще отметились француз Карл Август Сосерот, а позже, в 1817 году, его соотечественник Деспин. В 1823 году третий дантист, итальянец Д. Фонци, отличился тем, что изготовил зубной протез из фарфора для Александра I.

Николая I в годы его правления с 1825 по 1855 год лечил лекарь Когниарт. В молодости — уже упомянутый К. А. Сосерот, который присматривал за прорезавшимися коренными зубами наследника престола, и сын Сосерота — Николай.

У Алекcандра II врачом-стоматологом был подданный Англии Джон Морфий, который лечил еще его отца. Позже при дворе в 1858 году отметился зубной врач Иван Иванович Бейлермуг, проработавший дантистом в царской семье целых 22 года.

Дантисты последнего императора России

У императора Николая II, как и у его предшественников, имелись персональные стоматологи. На момент его царствования в городе на Неве практиковали 59 дантистов и 634 зубных врача — стоматология была достаточно востребованной отраслью медицины. На протяжении 23 лет правления при Николае II числились три зубных лекаря: американцы Жорж Шарль де Марини и Генрих Воллисон, перешедшие ему по наследству от отца, императора Александра III, и коллежский регистратор С. С. Кострицкий.

Царские бухгалтерские книги повествуют о том, что венценосной семьей регулярно закупались зубные щетки из натуральной щетины и порошок. В Зимнем дворце с 1896 года было оборудовано рабочее место стоматолога — специальное кресло и бормашина. Тогда же появился и разовый стоматологический инструмент, персонально изготовленный для каждого члена царской семьи.

Императрица Александра Федоровна, постоянная пациентка зубных врачей, родившая за 8 лет пятерых детей, в письмах рассказывала супругу, как дантист ставил ей серебряные амальгамные пломбы, чистил зубы и лечил десны. Стоматологическая экспертиза останков императрицы выявила, что у Александры Федоровны имелись уникальные для того времени зубные протезы — из фарфора с золотыми стержнями и платиновыми крампонами, выполненные личным врачом из Ялты С. С. Кострицким.

С приходом к власти Петра I стоматология, вслед за историей, культурой, отраслями промышленности и судостроением, была представлена на Руси представителями иностранных держав. Народные рецепты и знахарское врачевание вытеснила традиционная медицина. Иноземные дантисты служили при дворе во времена правления Рюриковичей и Романовых вплоть до окончания царствования Николая II. После революции 1917 года на смену иностранным пришли отечественные специалисты.

Читайте также: